Реформа обращения с отходами
запускается достаточно тяжело в регионах,
где инфраструктура была для этого неподготовлена
Такая ситуация сложилась и в Республике Северная Осетия-Алания.
Беляков Александр, директор ООО «Чистый город», региональный оператор РСО-Алания: «Сегодня государство говорит о строительстве новых полигонов, мусоросортировочных комплексов. Их рентабельность 3-5%. В договорах с муниципалитетами не было заложено приобретение техники, контейнеров, строительство новых объектов. А если и было бы, то цена сложилась бы очень страшная. Строительство, совершенствование, модернизацию полигонов государству нужно было взять в свои руки. Нельзя было резко перекладывать все на плечи регионального оператора. Нужно было сделать пилотный проект в каких-то небольших населенных пунктах и понаблюдать. Наше государство, к сожалению, пошло по такому пути, что взвалило все обязанности на регионального оператора и решило, что разом начиная с 1 января 2019 года они должны приступить ко всем обязанностям».
Регоператор, который отвечает за Моздокскую зону в РСО-Алания, полноценно влился в работу с 1-го января (после отсрочки в несколько месяцев). Сейчас основные проблемы в целом мало отличаются от проблем в других регионах. Их обсудили на встрече представителей Общественной палаты РФ, региональной власти и бизнеса - региональных операторов в рамках форума "Сообщество" в Северо-Кавказском федеральном округе. Эта встреча - очередная среди запланированных Общественной палатой РФ для объективной оценки и мониторинга хода реформы в регионах.

Сегодня работу регионального оператора усложняют и возросшие налоги. В связи с вводом налога за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов – финансовая нагрузка выросла в 1,5 раза. С 20,3% до 30,3% увеличились и страховые взносы. Вместе с тем, власти перестали оплачивать обслуживание полигона, т.к. с органов местного самоуправления сняли эти полномочия.

Своими силами регоператоры справляются с недостатком мусорных баков. Обустройство контейнерных площадок не было предусмотрено в договоре между частным предприятием и администрацией города. Их регоператор установил за свой счет из старых фондов.

Еще одна проблема - массовое незаключение договоров граждан и юридических лиц с регоператором.
Беляков Александр: «Самый главный процесс во всей системе – это заключение договоров с населением и предпринимателями. Но как можно заключить договора, когда нам законодательство преподнесло новый сюрприз – защиту персональных данных. По сути, государство подразумевало, что собственник отходов обязан заключить договор с региональным оператором в местах накопления. Но добровольно это делать хотят далеко не все. И тут государство не продумало, каким образом региональный оператор должен обязать собственника заключить договор, ведь должны быть данные, а паспортный стол яро защищает персональные данные каждого гражданина».
Без этих договоров сложно вести судебные процессы с теми гражданами и организациями, которые уклоняются от оплаты услуги. Для этого должна быть полная достоверность персональных данных. Организации, у которых эти данные есть – предоставить их не имеют права.

Многие регоператоры уже ведут судебную практику и с так называемыми «мёртвыми душами», потребителям известны случаи, когда платежки приходили на умерших людей.
Беляков Александр: «У нас в России многие, кто вступает в наследство, даже не переоформляют дома, ни частные, ни квартиры. Бывает что родственник-владелец дома умер, а семья просто получает документ и ничего не делает для того, чтобы зарегистрировать это жилье на себя – они живут так годами. Получается, что судебная практика во всех регионах приводит к тому, что даже если где-то региональный оператор хочет оказать влияние на побуждение к заключению договора, или на то, чтобы предъявить счет, получается, что он предъявляет счет мертвым душам и пытается с мертвой душой заключить договор. А денежные средства должны поступать ежемесячно, ведь это прописано везде. Медведев утвердил единую форму заключения договоров для всех регионов, но они не предполагали, что многие дома оформлены не на собственников, а на умерших людей».
Похожая ситуация сложилась и с новорождёнными. Собственники жилых помещений не торопятся прописывать в квартиры детей. Так, человек есть, отходы от него есть, а платы за них регоператору не поступает.
«Получается так, что по территориальной схеме у нас 87 тысяч человек есть, а по факту наших начислений их там нет. Невозможно определить, сколько жильцов живет в домовладениях. И так по всей России. Конечно, у нас все, кто зашел в этот бизнес – все будут банкротами. Если у вас был рассчитан тариф на 50 тысяч жителей, а вы получаете за 20 тысяч, а то и меньше, то сколько же выдержать их обслуживать, они просто не сегодня-завтра закроются. Мы десять лет работы пришли к тому, что мы сами обслуживали по тем ценам, которые у нас были до регионального операторства. 65% мы обслуживали сами. Только лишь маленькую долю обслуживали и обслуживают наши транспортировщики. Но при такой цене транспортировщик тоже не может выжить. У нас в отдалённых селах цена упала на 25 рублей. При этом расстояние не поменялось, расходы остались те же. Транспортировщики не могут выдержать такую нагрузку».
Сейчас ООО «Чистый город» несет убытки около 1 миллиона. Эта полуторагодовая заложенность по оплате, которая копится в основном от муниципальных предприятий – детских садов, школ, военных частей и других бюджетных организаций. Здесь директор компании предложил дотировать средства на оплату не через учреждения, а напрямую частному предприятия. Низкая платежная дисциплина – проблема которая касается каждого жителя.
Альбина Дударева, председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ: «Сегодня у операторов есть выпадающие доходы. Они держатся на инвестиционных средствах, и тот тариф, который сегодня искусственно сдерживается властями – недостаточен даже для обеспечения цикла, не говоря уже о развитии инфраструктуры».
Тем не менее, заместитель председателя Правительства республики Северная Осетия-Алания отметил, что нехватка средств выявляется уже в работе. Потому что начальную стоимость власти утверждали совместно с бизнесом.
Фадзаев Ахсарбек, заместитель председателя Правительства Республики Северная Осетия-Алания: «Перед началом реформы в 2018 году мы посоветовались с бизнесом. Регоператоры сказали: «Нам достаточно!» Это было их предложение. Пока инфраструктура отсутствует, инвестиционная программа не формируется, – формирование тарифа исходило только лишь из необходимости содержания и обращения – это транспортировка, хранение, сортировка, обработка. Исходя из этого мы определили тарифы на каждый уровень и вышли на общий единый. А теперь, когда начали работать, стало ясно – чего-то не хватает. Мы естественно готовы все это регулировать и корректировать. Но для начала, не думаю, что надо было сразу повышать стоимость услуги. Потому что уровень платежей очень низкий, особенно у нас. Сейчас большая проблема с платежами! Даже существующий низкий тариф невозможно собрать. Поэтому на начальной стадии этого достаточно чтобы наладить работу, а потом уже корректировать по факту. Туда-сюда гонять необоснованно тариф – кому-то кажется мало, кому-то много. Надо заниматься реальным мониторингом ситуации».
Сегодня инвестиционная привлекательность сферы обращения отходами очень низкая. И все бремя создания мусорной инфраструктуры легла на население. «Надо потихоньку приучить людей, чтобы они привыкли платить. После того, как наладится платежная дисциплина – можно уже думать об инвестиционной составляющей» - уверена Альбина Дударева.

Сложности в работе регоператору добавляет гористая местность, разбросанность населенных пунктов и большой наплыв туристов. Поэтому сегодня важно обратить внимание публично-правовой компании на этот регион и урегулировать проблемные вопросы.
Показать ещё