В будущее без осадка
Утилизация осадка сточных вод городских очистных сооружений при современном уровне развития технологий может дать удобрения, стройматериалы, грунт, электроэнергию и тепло. Однако пока этот процесс идет очень медленно, а осадок тем временем накапливается на гигантских иловых полях. Для решения этих проблем необходимы как внесение изменений в действующее законодательство, так и добрая воля федерального центра, понимающего, что возлагать в полном объеме расходы на очистку коммунальных стоков на население нельзя.
Канализация и утилизация
В мире, по данным Global Water Intelligence, в 2017 году образовалось 83 млн тонн осадка сточных вод (ОСВ) в сухом веществе, прирост с 2012 года составил 10,7%. В России — 2 млн тонн. С учетом исходной влажности 98% общая масса мировых осадков — 4,15 млрд тонн, из которых 100 млн тонн образуются в России. Если представить образование сточных вод в РФ визуально, то 1,7 млн железнодорожных цистерн, заполненных активным и зловонным веществом, ежегодно выстраивались бы в цепочку, занимающую пути от Москвы до Владивостока и обратно.

Избавить россиян от этой апокалиптической картины позволяют очистные сооружения и системы обработки осадка сточных вод. В результате серии технологических операций осадок обезвоживается, стабилизируется и обеззараживается. Получившееся вещество далее либо уничтожается (депонируется или сжигается), либо утилизируется.
"По поручению правительства и Минстроя России мы проводим анализ системы утилизации ОСВ, чтобы понять общую картину по стране — как это происходит в настоящее время, каковы лучшие мировые практики, и как это делать правильно и эффективно. Основная цель — выработка типовых решений для регионов, которые, в свою очередь, должны быть полезны не только с экономической, но и с экологической точки зрения. Мы уже побывали в ряде регионов, в том числе в Воронеже, где на Правобережных очистных сооружениях водоканал завершает строительство цеха механического обезвоживания осадка. Это технологическое решение улучшит экологическую обстановку в городе и, возможно, войдет в реестр типовых решений по утилизации осадка",— рассказал генеральный директор ассоциации "ЖКХ и городская среда" Алексей Макрушин.
Современные технологии позволяют утилизировать осадок сточных вод с экономической пользой. В мире существует масса способов использования продуктов переработки ОСВ: в качестве сырья для производства почвогрунтов, как рекультивант для восстановления нарушенных земель, как органическое удобрение в сельском хозяйстве, как покровный грунт. Полученные после осушения и переработки ОСВ пеллеты можно использовать как топливо в энергетических установках, обеспечивая электроэнергией и теплом сам процесс его производства и выдавая избыточные мощности потребителю. Продукты переработки ОСВ могут применяться в дорожно-строительных работах, цементной промышленности, производстве дорожного покрытия, тротуарной плитки и так далее.

Переработка ОСВ во многих случаях позволяет сократить площадь иловых карт, на которых обрабатывается более 90% всего осадка в РФ. Только в Московской области они занимают территорию свыше 700 га. Тем самым освобождается полезное пространство и уменьшается воздействие на окружающую среду, что важно в контексте длительного времени, в течение которого непереработанный ил сохраняет свои вредные для окружающей среды свойства.
Аграрный вопрос
В России технологии утилизации ОСВ на сегодняшний день не получили надлежащего распространения. Если говорить об аграрном применении ОСВ, то в странах ЕС в агрикультуре используется в среднем порядка 40% осадка, а в отдельных странах союза, например в Испании, эта доля достигает 83%. В Великобритании в сельском хозяйстве используется 68% ОСВ, в США — 41%. Но в России на эти цели уходит лишь 10% осадка, и это связано как с традициями ведения сельского хозяйства, так и с регуляторными ограничениями.

До конца 1980-х годов осадок сточных вод в СССР свободно использовался как удобрение. Озабоченность его составом впервые возникла после появления в прессе в 1987 году информации о содержащихся в ОСВ тяжелых металлах, однако первый СанПиН, регулирующий гигиенические требования к использованию осадка для орошения и удобрения, появился лишь в середине 1990-х. Сегодня обращение с ОСВ регулируется многочисленными нормативами, некоторые из которых откровенно избыточны и препятствуют применению этого сырья в сельском хозяйстве.

Одной из таких преград является сложность регистрации агрохимикатов, к которым существующая нормативная база относит и продукты переработки ОСВ, ориентированные на агрикультурное применение. Сегодня агрохимикаты невозможно ввести в оборот, если они не внесены в соответствующий государственный каталог. Для внесения требуются проведение регистрационных испытаний и их многоэтапная проверка, в том числе государственной экологической экспертизой. Сегодня за пределы определения "агрохимикат" вынесен только торф.

Однако Минсельхоз уже разработал поправки в ФЗ "О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами" и ст. 11 ФЗ "Об экологической экспертизе", расширяющие список исключений из определения "агрохимикаты". Министерство предлагает дополнить его такими категориями, как навоз, помет из животноводческих и птицеводческих помещений, донные отложения водоемов, иловые ОСВ, являющиеся сырьем для производства удобрений и так далее. Скорейшее принятие этих поправок снимет административные барьеры на пути применения ОСВ в качестве почвогрунтов, рекультивантов без длительной регистрации в качестве агрохимиката.
Ловушка спроса
С формальной точки зрения технологии утилизации ОСВ выглядят коммерчески привлекательными. Производители установок пиролиза или компостирования ОСВ показывают весьма сжатый срок окупаемости — от полутора до пяти-восьми лет. Например, инвестпроект по производству топливных брикетов из ОСВ в Свердловской области при инвестициях в 1,28 млрд руб. обещал окупаемость в восемь лет и 160 млн руб. чистой прибыли в год. Однако все эти проекты эффективны при наличии рынка для конечной продукции, который не всегда имеет место. Во-первых, потребитель, испытывая трудноопределимое психологическое отторжение, при прочих равных склонен предпочитать более традиционный продукт. Во-вторых, коммерческая эффективность проектов утилизации достигается лишь в том случае, если получившаяся продукция — компост, электроэнергия, кокс и прочее — реализуется потребителю по цене, превосходящей затраты на его производство, в том числе капитальные. Но водоканалы, основные участники процесса утилизации, не могут заложить в тариф все издержки. А субсидирование таких проектов со стороны муниципалитетов и регионов широкого распространения не получило. В этой связи участники рынка считают необходимым принятие госпрограммы поддержки применения продуктов из ОСВ в качестве удобрений, почвогрунтов, материалов для рекультивации нарушенных земель и изолирующего материала для полигонов коммунальных или промышленных отходов.

Сегодня госучреждения и предприятия, занимающиеся благоустройством и рекультивацией нарушенных земель и полигонов ТБО, как правило, приобретают химические удобрения, почвогрунты и рекультиванты, произведенные из вновь добытых и введенных в оборот природных ресурсов. Это приводит к дополнительным бюджетным затратам и неэффективному использованию природных ресурсов, а также к дополнительным расходам водоканалов. Участники рынка видят единственный способ обеспечения финансирования подобных долгосрочных проектов в предоставлении господдержки проектам благоустройства и рекультивации полигонов лишь на условиях использования продуктов из ОСВ. Также предлагается разработать госпрограмму по стимулированию применения их в качестве удобрений и почвогрунтов.
Локальный минимум
Еще одна проблема внедрения технологий утилизации ОСВ в России — отсутствие предложения отечественного оборудования в некоторых сегментах. Прежде всего речь идет о сушке и сжигании осадка с целью выработки электроэнергии и тепла. В промышленных масштабах такое оборудование в России не производится, закупка же за рубежом стоит значительных средств и сопряжена с валютными и санкционными рисками.

Гипотетически, если бы в этой сфере была реализована программа импортозамещения, отечественная продукция пользовалась бы устойчивым спросом у водоканалов. Однако даже с учетом более низкой, нежели у импортных аналогов, стоимости закупка такого оборудования не может быть профинансирована за счет прибавки к тарифу: в условиях ограничения коммунальных платежей срок окупаемости составит более 20 лет, что неприемлемо для развития бизнеса в этой сфере.

Таким образом, наряду с программой импортозамещения целесообразно введение механизма частичной компенсации затрат на строительство таких установок за счет средств федерального и регионального бюджетов. Предоставление господдержки водоканалам, строящим установки по сушке и сжиганию осадка, на условиях приобретения отечественного оборудования будет стимулировать формирование платежеспособного спроса на локализованную продукцию и обеспечит импортозамещение без снижения требований к качеству оборудования.
Чистота в бюджете
В не меньшей степени требуется содействие государства в реализации проектов по реконструкции очистных сооружений и объектов по обращению с ОСВ. Большинство очистных сооружений водоотведения построено 50-60 лет назад, не соответствует современным нормам законодательства и должно быть закрыто. А строительство современных очистных сооружений или модернизация до предписанного уровня сверхкапиталоемки: на населенный пункт в 500 тыс. человек нужно 3-5 млрд руб. Эти затраты в силу ограничений на максимальный коммунальный платеж граждан не могут быть учтены в тарифе, поскольку их включение повлечет за собой кратный рост оплаты коммунальных услуг. По той же причине и кредитные организации не спешат предоставлять подобным проектам финансирование.
"На предприятиях группы компаний "Росводоканал" ежегодно образуется около 300 тыс. тонн осадка сточных вод, который необходимо утилизировать для осуществления технологического процесса очистки городских сточных вод,— рассказывает генеральный директор ГК "Росводоканал" Антон Михальков.— В условиях ограничения тарифа инвестировать в строительство очистных сооружений крайне сложно. За счет денег населения, которое потребляет конечную услугу, реализовывать новые масштабные проекты в очистке не получится. Здесь очень важно, чтобы конечный заказчик, будущий владелец этой инфраструктуры, понимал, что в этом его ответственность перед населением города, которым он управляет". Если он готов это осознавать, изыскивать внутри бюджета деньги, чтобы совместно с коммерческим партнером реализовывать такие проекты, то это путь в правильном направлении, добавляет господин Михальков. "Либо альтернативный путь — это федеральные целевые программы,— поясняет топ-менеджер,— потому что это инвестиции в экологию, в наше будущее".
Современные технологии позволяют утилизировать осадок сточных вод не только с экологической, но и с коммерческой пользой
С промышленными абонентами систем водоотведения та же проблема: даже при наличии прямых законодательных предписаний компании не готовы вкладываться в дорогостоящее строительство очистных сооружений. Так, с 1 января 2019 года вступает в силу требование об обязанности абонентов городской системы водоотведения, превышающих нормативы сбросов, привести их к норме путем строительства или модернизации локальных очистных сооружений (ЛОС), создания систем оборотного водоснабжения или внедрения аналогичных технологий, обеспечивающих снижение концентрации в стоках загрязняющих веществ. Невыполнение этого требования влечет экологические санкции, приостановление приема сточных вод и начисление повышенных платежей за их сброс. Однако переговоры с крупными абонентами, имеющими соответствующие превышения, показали, что они не готовы исполнять эти требования, поскольку стоимость строительства ЛОС или оборотного водоснабжения многократно превышает масштаб штрафов за превышение нормативов сбросов.
"Сегодня "Росводоканал" является экспертом в области очистки воды, и мы рассчитываем на конструктивное сотрудничество регионального бизнеса и власти с предприятиями группы. Очень надеемся, что промышленный бизнес предпочтет строительство локальных очистных сооружений штрафам, подтвердив тем самым выбор в пользу сохранения и улучшения экологического ландшафта. Понимая, что это серьезные по затратам проекты, мы рассчитываем, что такие инициативы будут поддержаны на самом высоком уровне, в том числе через создание механизмов эффективной и долгосрочной финансовой поддержки для их реализации",— отметил Антон Михальков.
Помощь будущему
В силу перечисленных факторов создание столь социально значимых объектов, как современные очистные сооружения, или их модернизация до предписанного законом состояния не может обойтись без господдержки, и в первую очередь без прямого софинансирования расходов вне зависимости от численности населения. Для этого необходимо законодательное снятие ограничений на софинансирование таких проектов за счет Фонда содействия реформированию ЖКХ и лимитов выделения поддержки по субъектам РФ. По мнению операторов водоканалов, реконструкция сооружений для обеспечения качества очистки сточных вод во всероссийском масштабе невозможна без утверждения соответствующей федеральной программы в рамках нацпроекта "Экология". Эта программа должна подразумевать софинансирование из федерального бюджета уплаты концендентами платы по концессионным соглашениям, предусматривающим создание или реконструкцию очистных сооружений, в том числе утилизацию ОСВ.
Наталья Семашко
Фото: Пресс-служба ГК , Пресс-служба ГК "Росводоканал", Олег Харсеев / Коммерсантъ
Показать ещё